За решеткой

Мать Путина жалуется на произвол в краснокаменской колонии
©Фото ОИА

©Фото ОИА

Забайкальское УФСИН препятствует расследованию уголовного дела № 2302 о массовом насилии над осужденными сгоревшей колонии № 10. В ход идут и открытое давление на потерпевших, и их перевод в колонии других регионов страны. Эти факты изложены в письме правозащитников, направленном сегодня в Генпрокуратуру и Следственный комитет России.

В пятницу в Забайкальский правозащитный центр обратилась мать осужденного Леонида Путина – с просьбой защитить 23-летнего сына от мести тюремщиков. Со слов матери, стоило следствию признать Леонида потерпевшим по уголовному делу о насилии в ИК-10, ему сразу создали невыносимые условия отбывания наказания в этой колонии.

- После пожара избитого Леонида перевели в Читу. Но как только сын в жалобе в прокуратуру указал фамилии начальника УФСИН Никитеева и сотрудника ИК-10 Зинченко, его сразу вернули в сгоревшую «десятку», - рассказала мать Леонида Наталья Гончарова корреспонденту Открытого информагентства.

В краснокаменской колонии, по словам матери, на Леонида сразу стали давить, требуя отозвать жалобу. В таком же положении находятся и другие осужденные. Кто не выдерживает издевательств, тот «вскрывается» или глотает острые предметы, подвергая жизнь опасности. Все эти сведения Наталья Гончарова узнала от дочерей, которым дважды удалось получить свидание с Леонидом. Каждый раз сын просил найти ему адвоката, либо помочь с переводом в другую колонию.

- Слова матери Путина созвучны пояснениям других родителей и осужденных, с которыми у нас есть связь, - говорит Виталий Черкасов, директор Забайкальского правозащитного центра, член Общественной наблюдательной комиссии за местами принудительного содержания.

В начале мая руководство краевого УФСИН вернуло в краснокаменскую колонию потерпевшего Александра Пузырева. Произошло это сразу после того, как в читинской ИК-5 его осмотрел судмедэксперт. Тогда в руках правозащитников оказался акт обследования – два листа перечислений следов истязаний, обнаруженных на теле Пузырев после пожара 17 апреля в ИК-10.

В этой ситуации перевод Пузырева в колонию, где он оказался во власти сотрудников, уже обвиненных им в насилии, правозащитниками расценен как бесчеловечный и противозаконный шаг.

Известно, что Александр Пузырев как и потерпевший Леонид Путин одним из своих мучителей назвал сотрудника Зинченко. Когда последний об этом узнал, он заявился домой к родственникам Пузырева и попытался оказать на них давление. Родственники подали жалобу в прокуратуру, но Зинченко даже не был отстранен от службы.

По сведениям родителей Пузырева, как только их сына вернули в ИК-10, по рапорту все того же сотрудника Зинченко он был помещен в штрафной изолятор, где сразу подвергся насилию. Узнав об этом, родители обратились в прокуратуру края: просим предоставить сыну как потерпевшему необходимую в таких случаях госзащиту – в виде перевода в другую колонию. Но получили отказ.

Всего по уголовному делу № 2302, возбужденному 11 мая по жалобам на пытки и издевательства в ИК-10, признаны потерпевшими около 50 осужденных. Часть из них руководство УФСИН, пользуясь нерасторопностью следствия и попустительством прокуратуры, этапировало в соседние Бурятию и Иркутскую область. Сделано это столь поспешно, что многие родственники осужденных до сих пор не знают, где они содержатся.

- Сознаны условия для развала уголовного дела. Одних потерпевших принуждают отказаться от своих заявлений. Других вывезли за пределы края, лишив следователей возможности проводить опознания, очные ставки и другие следственные действия, - считает директор Забайкальского правозащитного центра Виталий Черкасов.

Сегодня правозащитники направили обращение в Генпрокуратуру и Следственный комитет России. В письме предложено передать уголовное дело, по которому только потерпевших – около полусотни человек, из ведения районного подразделения в краевое следственное управление. И там расследование поручить группе опытных сотрудников, чтобы работу они провели быстро и эффективно, как того требует российское и международное право.

Важен и еще один момент: на период следствия необходимо лишить тюремное начальство какой-либо возможности оказывать давление на потерпевших.

Как сообщалось ранее, 17 апреля группа осужденных устроила огненный бунт в ИК-10 города Краснокаменска. По версии самих заключенных, на этот шаг их подтолкнул произвол персонала колонии. Осужденные настаивают, что их насильно заставляли сотрудничать с администрацией. Кто отказывался, того незаконно помещали в отряд строгих условий содержаний. Там верховодили ставленники администрации из числа «активистов». Они «ломали» волю несогласных с помощью насилия. К примеру, предлагали на выбор режущий предмет и листок бумаги с ручкой: либо «вскрывай» вены, либо «подписывай актив». Или грозили окунуть головой в бак с «парашей», после чего человек становился «отверженным».

© ОИА,
2007-2015, 18+

О сайте Адвокаты. Юристы Письмо к нам Размещение рекламы Карта сайта

При полном или частичном использовании материалов ссылка на ОИА обязательна.
При использовании в интернете необходима гиперссылка на www.openinform.ru.
Использование изображений, помеченных © ОИА, без ссылки на ОИА запрещается.