Громкие дела

Бывший глава УВД ЮАО Москвы о Евсюкове: «Несу моральную ответственность за случившееся»
По делу майора милиции Дениса Евсюкова в Мосгорсуде стороны обвинения и защиты, а также судьи допросили Виктора Агеева.

После того, как экс-глава УВД ЮАО Москвы Виктор Агеев в суде по делу бывшего начальника ОВД «Царицыно» рассказал в произвольной форме все, что хотел сообщить, начались вопросы прокуроров, адвокатов потерпевших и судей.

Как сообщил корреспонденту Открытого информагентства из зала суда председатель Межрегиональной правозащитной Ассоциации "АГОРА" Павел Чиков, на вопросы прокурора о наказаниях Евсюкова до стрельбы Виктор Агеев пояснил, что перед каждым назначением начальника изучается его личное дело. У Евсюкова было одно наказание за служебный проступок: «Нет ни одного начальника, который бы не имел наказаний. Нередко бывают случаи, когда руководство требует наказать и приходится наказывать формально», – сказал Агеев. «Что значит формально? В угоду кому-то?», – уточнил прокурор. «Да, совершенно верно. Когда того требует инспекция по личному составу и УСБ».

Агеев назвал одной из причин срыва Евсюкова чрезмерную нагрузку в связи с назначением на должность начальника ОВД «Царицыно» Москвы. При этом вопрос прокурора, чувствует ли бывший начальник УВД ЮАО свою ответственность за случившееся, судья отвел. На вопросы прокурора Агеев рассказал также, что не знал о том, что у Евсюкова был не зарегистрированный за ним пистолет.

На вопросы представителя троих потерпевших, адвоката, правового аналитика Межрегиональной правозащитной Ассоциации «АГОРА» Ирины Хруновой Виктор Агеев пояснил, что деятельность начальника ОМ – работа в поле, и это не кабинетная должность. Он не исключил возможности, что с прежнего места работы у Евсюкова могла остаться милицейская форма. Назвать психологов, которые проводили тестирование майора Евсюкова перед назначением на его последнюю должность в милиции, Агеев не смог, сказал только, что всего их было 15 человек, а кто конкретно обследовал Дениса Евсюкова, он сказать не может. Что касается «левого ствола», из которого Евсюков, по версии следствия, расстреливал людей, Виктор Агеев пояснил: «Если милиционер находит пистолет, он должен написать рапорт и сдать оружие в милицию». Агеев рассказал также, что с 2004 года, с момента знакомства с Евсюковым, ему неизвестно ни одного случая жалоб граждан на подсудимого майора милиции: «Также я не слышал о его предыдущем конфликте в кафе».

На вопросы остальных адвокатов потерпевших Виктор Агеев сообщил, что начальникам, включая Евсюкова, приходилось трудиться от зари до зари, молодые начальники назначались и ранее: «Евсюков был подготовлен профессионально, физически и морально. После назначения на должность он старался оправдать оказанное ему доверие».

На вопрос судьи о стрельбах Агеев ответил, что они проводились раз в три месяца: «Отчеты об использовании боеприпасов утверждались лично мной. Гильзы собирались поштучно». На уточняющий вопрос суда, как так могло случиться, что отстрелянные Евсюковым гильзы ранее были переданы для стрельб в ГУВД Москвы, Виктор Агеев ничего пояснить не смог.

– Глубоко убежден, что нельзя судить человека, который никогда ранее не совершал проступков в жизни, тем более из хулиганский побуждений, – повторил свое мнение в суде Виктор Агеев. – Еще раз хочу выразить соболезнования потерпевшим. Несу моральную ответственность за случившееся. Я не мог предполагать такого поведения от Евсюкова при назначении его на должность.

© ОИА,
2007-2015, 18+

О сайте Адвокаты. Юристы Письмо к нам Размещение рекламы Карта сайта

При полном или частичном использовании материалов ссылка на ОИА обязательна.
При использовании в интернете необходима гиперссылка на www.openinform.ru.
Использование изображений, помеченных © ОИА, без ссылки на ОИА запрещается.