Rambler's Top100
Топ новостей
В Архангельске суд постановил выплатить более 570 тысяч рублей солдату за разрыв селезенки и «дедовщину» В Москве суд обязал Минфин РФ выплатить 800 тысяч рублей рядовому за отбитую командиром селезенку
В Петербурге 6 бывших милиционеров осуждены за пытки задержанного В Екатеринбурге суд взыскал с Минфина 40 тысяч рублей за полицейское избиение
Поиск Архив
Loading
Среда, 17 Октябрь 2018, 20:09
На главную   Сделать стартовой
facebook twitter vkontakte lj rss
Рубрики
Армия
Преследования
Правоохранители
Врачи
Деньги
Коррупция
Изнанка власти
Ксенофобия
Громкие дела
Обзор. Аналитика
Дети
За решеткой
Происшествия
Покушения
Несвобода интернета
Лента новостей

Документы
Минюст
Армия
Дела НКО
Дела СМИ
Врачи
Силовики




Новости партнеров

Очень суверенная сеть (Газета.Ru)

Дом ребенка при женской колонии (Нужна помощь)

Поблажка для «агентов»: как правозащитники могут воспользоваться решением КС (Forbes)

10 советов, как сидеть в интернете и не иметь проблем с законом (Slon.Ru)

Интернет-2013: государственная перезагрузка (Forbes)


Подписка на новости



 


"Стеклянные люди" под колпаком

"Стеклянные люди" под колпаком
Адвокат Ирина Хрунова. © Фото ОИА

Адвокат Ирина Хрунова. © Фото ОИА

Стеклянные люди под колпаком 2Версия для печати
Стеклянные люди под колпаком 2Отправить по почте
Стеклянные люди под колпаком 2 Прочитать позднее
Стеклянные люди под колпаком 2Назад
По данным МВД России, каждое второе компьютерное преступление в нашей стране – это неправомерный доступ к базам данных. Сегодня купить базы данных банков, сотовых операторов, ГАИ, БТИ, налоговой инспекции, Пенсионного фонда можно на любом рынке. Отдал две сотни рублей – и будешь в курсе, какая зарплата у твоего соседа, друга, босса.

Причем почти наверняка вся эта информация собирается киберпреступниками при участии продажных чиновников. Наверное, по этой же причине в России отношение к торговле персональными данными остается возмутительно терпимым. Хотя прозрачной стала личная жизнь абсолютно всех категорий граждан: от навязчивого внимания мошенников не застрахован никто – от рядового клерка до генерала ФСБ. На Западе подобные проблемы пережили еще в 70-е годы (тогда, кстати, даже появился термин “стеклянные люди”). В январе 1981 года Совет Европы принял эпохальную “Конвенцию о защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных”, а право на защиту персональных данных было включено в список прав и основных свобод человека. В ногу с Европой попыталась шагать и новая Россия.

О необходимости защиты персональных данных вскользь упоминалось еще в первой версии закона “Об информации” образца 1995 года. Некоторые положения, касающиеся защиты приватной информации о работниках, прописаны в Трудовом кодексе РФ, принятом в 2001 году.
Кроме того, в Госдуме РФ дважды (в 1998 и 2000 году) поднимался вопрос о принятии отдельного закона “О защите персональных данных” – но оба раза законопроекты не дошли даже до первого чтения. И вот в 2001 году Россия подписала упомянутую Европейскую конвенцию, а спустя четыре(!) года ратифицировала ее.

Летом 2005 года был принят федеральный закон “О персональных данных”, который поэтапно вступает в силу с начала 2008 года до начала 2010 года.
 
Как же все это выглядит на практике? Об этом обозреватель “Открытой” беседует с адвокатом Межрегиональной ассоциации правозащитных организаций “АГОРА”, правовым аналитиком Ириной ХРУНОВОЙ.

- Ирина, в свое время вокруг принятия закона “О персональных данных” в обществе развернулась горячечная полемика. Многие правозащитники, журналисты, юристы утверждали, будто теперь все население страны окажется “под колпаком” у государства. Откуда такой трагизм прогнозов?

- Начнем с того, что этот закон изобилует очень расплывчатыми и непонятными (даже для юристов) формулировками. Например, под персональными данными в нем понимаются “любые сведения, относящиеся к определенному... физическому лицу”. Под это определение может подпасть практически всё - начиная от телефонного номера и заканчивая кличкой домашнего пса. А равно и такие сугубо интимные данные о гражданине, как его политические, религиозные, сексуальные предпочтения или состояние здоровья.

- И этот закон действительно касается каждого из нас?

- Да. Мы почти ежедневно сообщаем множеству различных инстанций сведения о себе и своих близких - то есть те самые персональные данные. Для получения дисконтной карты в магазине безропотно указываем ФИО и дату рождения.

А, например, при поступлении ребенка в детсад, школу и даже вуз охотно сообщаем руководству этих учреждений не только свой, родительский, телефон, но также место работы и должность.
Причем все это происходит для нас естественно и обыденно. Хотя нелишне было бы, например, задуматься, каким образом успеваемость ребенка зависят от того, где и кем трудятся его родители. Также мы совершенно не удивляемся, когда наши персональные данные, переданные, например, в ЖЭУ, оказываются в каком-нибудь расчетном центре или управляющей компании. Нашего согласия на эту передачу даже не спросили. И ведь многие граждане махнут рукой: да ладно, ерунда, мелочь!
Но будем ли мы так же легко относиться к распространению информации о наших доходах, имуществе, возрасте детей или, чего доброго, состоянии здоровья? Хотим ли мы, чтобы подобные данные о нас и нашей семье были в свободном “плавании”? Чтобы их можно было найти в Интернете или на дисках, продающихся на рынке?

Так вот, закон “О персональных данных” вводит жесткие ограничения для сбора и распространения личных данных граждан. Сбор этих данных допускается только под определенную цель (например, провести рекламную кампанию в магазине). Как только эта цель достигнута - базу данных необходимо уничтожить.

Причем сборщики данных обязаны спрашивать у гражданина письменное согласие на включение его в ту или иную базу. Также необходимо письменное разрешение гражданина на то, чтобы обнародовать его личную информацию (скажем, вывесить на сайт или издать справочник).

- Но, наверное, есть и случаи, когда подобное согласие не требуется?

- Да, но их немного. Например, если информацию собирают правоохранительные и некоторые иные государственные органы (Пенсионный фонд, почта, коммунальные службы и др). Кроме того, не нужно согласия гражданина, если он заключает публичный договор (оферту). Например, с компанией электросвязи. Провели вы домой телефон - и автоматически попали в списки телефонного узла.

- То есть собирать личные данные о человеке будет иметь право, по сути, любое предприятие или частная компания?

- Нет, не любая. Закон гласит, что каждое учреждение или предприятие, которое собирает персональные данные о гражданах, обязано до 2010 года пройти регистрацию в качестве “оператора” таких данных. Причем это касается не только Пенсионного фонда или банков, но также загсов, детских садиков, адвокатских контор, избирательных комиссий…

- … газет и журналов.

- Нет, на журналистов действие этого закона не распространяется. Причем такого “послабления” в первоначальном тексте закона, разработанного правительством России, не было. Оно появилось благодаря Совету Федерации, да и то лишь после активного протеста журналистского сообщества страны, которое увидело в этом законе ущемление своих прав и свободы слова в целом.
Итак, каждый оператор в срок до 2010 года должен пройти регистрацию в уполномоченном органе - это региональное Управление Федеральной службы по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия (Россвязьохранкультура).
Правда, сейчас по всей стране такую регистрацию прошли лишь около 16 тысяч операторов, это капля в море. Я на днях обзвонила десятка полтора своих знакомых - предпринимателей. Так вот, оказалось, что ни один из них не только не зарегистрировался в Росохранкультуре в качестве оператора, но даже не знал, что необходима такая регистрация.

- Но, собственно, зачем эта процедура нужна?

- После того, как тот или иной оператор (учреждение или фирма) проходит регистрацию, ее название вывешивается на специальном интернет-портале по адресу www.pd.rsoc.ru. Когда процесс регистрации к 2010 году в масштабах страны будет завершен, каждый гражданин сможет зайти на этот портал и удостовериться: имеет ли право та или иная фирма (рекламная, кадровая, торговая и т.д.) вести сбор его персональных данных.

Если этой фирмы в реестре нет, то гражданин может написать жалобу в местное управление Росохранкультуры. Именно оно является контролирующим органом и имеет право представлять в суде интересы граждан по случаям нарушения закона “О персональных данных” (в первую очередь, это незаконный сбор и распространение личной информации о гражданах).

- И какое же наказание предусмотрено для такой фирмы?

- Во-первых, административная ответственность (статья 13.11 КоАП). Санкция там небольшая, максимум 10 тыс. рублей штрафа. Во-вторых, уголовная ответственность (статьи 137 и 272 УК РФ). Она касается более тяжких эпизодов: например, хакерский взлом базы данных или распространение сведений о личной жизни известного человека в СМИ. Наказание - до пяти лет тюрьмы или штраф до 300 тысяч рублей.

Наконец, закон предусматривает и гражданскую ответственность - но только в том случае, если гражданину причинен материальный ущерб или моральный вред. Как показывает практика подобных дел, суды “насчитывают” гражданину не более нескольких тысяч рублей ущерба.

- Ирина, на бумаге все гладко. Почему же тогда правозащитники трубили об опасности того, что государство возьмет всех граждан “на карандаш”?

- Первоначально в законе содержались две крайне спорных с правозащитной точки зрения нормы: о создании единого госреестра операторов персональных данных (некоей “супербазы” данных) и о присвоении каждому гражданину личного идентификационного номера (ЛИН) в этой базе.
Правда, под давлением правозащитников эти нормы из окончательного варианта закона исключили. Но на практике вероятность появления таких подконтрольных государству “супербаз” данных осталась.

Дело вот в чем. Для ныне нищенствующих госучреждений (школ, больниц, детсадов, загсов) финансово и технически неподъемно обеспечить требуемый законом уровень защиты информации. Так что, вероятнее всего, для хранения и обработки информации они будут привлекать другие госструктуры - а именно государственные информационные центры, которые планируется создать как минимум в каждом регионе.

И вот теперь представьте, что в такой единый информцентр стекается информация обо всех жителях того или иного региона - начиная от того, в какой детсад ходят его дети, и заканчивая сведениями о его пенсионных отчислениях (то есть фактически о зарплате).

Кто даст гарантию, что этот массив данных не будет использован государством для слежки? По крайней мере, соблазн у чиновников будет очень велик. Равно как и соблазн “слить” эту крайне ценную информацию на сторону - а иначе, как вы полагаете, в свободном доступе появляются засекреченные базы данных БТИ или автоинспекции?

- То есть государство не гарантирует, что даже при новом законе утечек информации не будет?

- По сути, не гарантирует. Еще год назад правительство России поручило Федеральной службе по техническому и экспортному контролю (ФСТЭК) и ФСБ разработать стандарты защиты персональных данных в рамках нового закона. Стандарты до сих пор не разработаны, а ведь время вступления закона в силу неумолимо приближается.

Да и для самой Росохранкультуры до сих пор не созданы административные регламенты, определяющие, как это ведомство будет контролировать работу “операторов” персональных данных. А вариантов контроля ведь может быть множество. Придет ревизор в некое ведомство и попросту удостоверится, что база данных этого ведомства имеет несколько надежных паролей, которые трудно взломать. А может прийти и потребовать эту базу данных открыть и ему на диск скопировать.

- Интересно, а как же на Западе решают подобные проблемы?

- На Западе рецепт их решения придумали еще в 80-е годы, с принятием упомянутой конвенции Совета Европы. Контроль за защитой персональных данных осуществляют независимые от государства структуры - так называемые Уполномоченные по защите личных данных (они созданы по типу Уполномоченных по правам человека).

Вообще, конфиденциальность персональных данных (как и вообще право на тайну частной жизни) относится к тем вопросам, которые балансируют на грани права и этики и вряд ли могут быть адекватно урегулированы законодательством. Тем более, когда такое регулирование не опирается на исторические традиции. К сожалению, в России подобных традиций пока нет.

Поэтому в нашем обществе постоянно возникает множество спорных вопросов. Насколько глубоко СМИ имеют право влезать в частную жизнь “звезд”? Имеет ли преступник право, чтобы информация о его судимости не стала достоянием гласности? Какие сведения о личной жизни политика считать предвыборной агитацией, а какие - простым информированием общества? На Западе все эти проблемы уже давно решены - а России еще только предстоит отвечать на эти крайне болезненные для общества вопросы.

Беседовал
Антон ЧАБЛИН

Стеклянные люди под колпаком 6Обсуждение новости Стеклянные люди под колпаком 7
Новости по проблеме
Стеклянные люди под колпаком 8 6.08.2012 13:39   
Блогер Максим Ефимов. Фото ОИА предоставил сам гражданский активист. Критиковавший РПЦ блогер Ефимов попросил политубежище в Эстонии
Автор материала «Карелия устала от попов», руководитель Молодежной правозащитной группы Максим Ефимов обратился в Департамент полиции и пограничной охраны Эстонской Республики с просьбой предоставить ему временное политическое убежище.
Стеклянные люди под колпаком 8 1.08.2012 16:17   
Блогер Максим Ефимов. Фото ОИА предоставил сам гражданский активист. В Карелии суд отказался помещать в психбольницу критиковавшего РПЦ блогера
Сегодня Петрозаводский городской суд отказал в удовлетворении ходатайства следствия о помещении автора текста «Карелия устала от попов», руководителя местной Молодежной правозащитной группы Максима Ефимова в психиатрический стационар для проведения судебной психолого-психиатрической экспертизы.


Новости
Бастрыкин возбудил дело в отношении судьи в КЧР, подозреваемого в ДТП с двумя погибшими
Новости 12.10.2018 17:35
 
В Казани осуждена экс-воспитательница детсада, избившая 4-летнего мальчика и угрожавшая убийством
Новости 12.10.2018 17:31
 
Завершено расследование дела об изнасиловании и убийстве многодетной мамы в Псебае
Новости 8.10.2018 16:28
 
Житель Татарстана пожаловался в ЕСПЧ на избиение полицейскими на Сабантуе
Новости 2.10.2018 15:38
 
227 сотрудников ФСИН осуждены за служебные преступления в 2017 году
Новости 17.09.2018 17:18
 
Житель Подмосковья направил жалобу в ЕСПЧ на бездействие полицейских при розыске пропавшей мамы
Новости 31.08.2018 15:56
 
Инвалид 1 группы по зрению пожаловался в ЕСПЧ на пытки в полиции Нижнекамска
Новости 31.08.2018 15:44
 
В Казани суд взыскал 50 тысяч рублей с МВД РФ за смерть мужчины после пытки «ласточка»
Новости 12.07.2018 17:59
 
В Чите осуждены два сотрудника СИЗО, избившие заключенных из мести
Новости 11.07.2018 15:31
 
В Забайкалье семья умершей девочки отсудила 1,5 миллиона рублей у больницы
Новости 20.06.2018 16:13
 
В Элисте на 4 года осужден сотрудник колонии, пытавшийся задушить заключенного
Новости 19.06.2018 16:24
 
Верховный суд Дагестана оставил в силе оправдательный приговор полицейскому, рассказавшему о пытках паяльной лампой в ИВС
Новости 19.06.2018 16:22
 
В Казани суд оправдал активиста за обращение к Минниханову у здания правительства Татарстана
Новости 18.06.2018 15:48
 
В Элисте прокурор требует 6 лет колонии для сотрудника ИК-1, обвиняемого в попытке удушения заключенного
Новости 18.06.2018 15:47
 
В Краснодарском крае суд обязал Минфин России выплатить 4,5 млн. руб. за пытки подростков в колонии
Новости 18.06.2018 15:44
 
В Татарстане осуждены условно двое оперативников за избиение людей в адвокатском офисе
Новости 18.06.2018 15:40
 
Смерть Яны Савчук: В Орле суд требует предъявить более тяжкое обвинение экс-участковому
Новости 5.06.2018 15:37
 
ЕСПЧ взыскал 11 тысяч евро в пользу жителя Чувашии, пожаловавшегося на мизерную компенсацию за пытки в милиции
Новости 5.06.2018 15:34
 
Верховный суд Татарстана отменил 10-тысячный штраф для активистки движения против строительства МСЗ
Новости 16.05.2018 17:26
 
Убийство женщины после домашнего насилия: В Орле экс-участковая предстанет перед судом за халатность
Новости 3.05.2018 18:09
 

Главная     Лента новостей     Армия     Преследования     Правоохранители     Врачи     Деньги     Коррупция     Изнанка власти     Ксенофобия     Громкие дела     Обзор. Аналитика     Дети     За решеткой     Происшествия     Покушения     Несвобода интернета    
© ОИА,
2007-2015, 18+



О сайте Адвокаты. Юристы Письмо к нам Размещение рекламы Карта сайта

При полном или частичном использовании материалов ссылка на ОИА обязательна.
При использовании в интернете необходима гиперссылка на www.openinform.ru.
Использование изображений, помеченных © ОИА, без ссылки на ОИА запрещается.

Рейтинг@Mail.ru