Обзор. Аналитика

Управление ФСБ помогает Минюсту Бурятии проверять НКО
На официальном сайте Министерства юстиции по Республике Бурятия появился список запланированных проверок в некоммерческих организациях. Из списка следует, что 15 бурятских НКО подверглись проверке при участии Управления федеральной службы безопасности.
Новшества Минюста РФ по проверке общественных объединений корреспонденту Открытого информагентства прокомментировал адвокат, правовой аналитик Ассоциации АГОРА Рамиль Ахметгалиев.

- После подписания 12 мая 2008 года Дмитрием Медведевым знаменитого Указа Президента РФ о передаче функций по контролю за деятельностью общественных объединений от Росрегистрации Министерству юстиции РФ, в третьем секторе очень живо обсуждался вопрос о том, какова будет политика «нового» контролера за деятельностью таких организаций, продолжит ли он начатое дело Росрегистрацией, которую общественники успели окрестить «Росликвидацией». Во всяком случае в течении нескольких месяцев особой активности Минюст в этом направлении не проявлял.

Но вот, похоже, управление Минюста по Республики Бурятия решило опробовать на практике «новые технологи» и теперь открыто воспользовалось помощью Федеральной службы безопасности. Во всяком случае, до этого, органы росрегистрации не афишировали эту связь, да и сама эта служба не стремилась осуществлять деятельность в отношении НКО гласно.

На сайте вышеназванного территориального управления Минюста вывешен план проверок некоммерческих организаций на эту осень. Очень радует, что предупреждают заранее, и очень радует, что предупредили об участии в этих проверках управления ФСБ по Республики Бурятия.

Возникает только один вопрос, а с какой такой стати ФСБ участвует в проведении плановых проверок НКО?

Что такое плановая проверка НКО – это один из способов контроля за деятельностью организации со стороны органов регистрации и проводится в плановом режиме и как говорится в соответствующих приказах Минюста с соблюдением принципа презумпции добросовестности деятельности НКО. Да, конечно, если в ходе проверки обнаружатся признаки нарушения НКО антиэкстремистского законодательства, то эти материалы могут быть направлены, в том числе и в органы ФСБ. Но только после этого и не раньше. А до начала проверки все НКО – это добросовестно действующие организации, зачем тогда ФСБ?!

Но чтобы не быть голословным, давайте обратимся к нормативным актам, регламентирующим деятельность ФСБ. Это ФЗ РФ «О Федеральной службе безопасности», Указ Президента РФ от 11 августа 2003 года N 960 "Вопросы Федеральной службы безопасности Российской Федерации", а также ряд иных ведомственных актов. В соответствии с ними в полномочия ФСБ РФ входят разработка и осуществление в том числе и во взаимодействии с другими государственными органами оперативно-розыскных мероприятий по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию незаконной деятельности «общественных объединений, ставящих своей целью насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации», а также осуществление дознания и предварительного следствия в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством. В этих же нормативных актах четко указано, что ФСБ данные мероприятия проводит в соответствии с уголовно-процессуальных законодательством и законодательством об оперативно-розыскной деятельности.

Но выше мной уже отмечалось, что ПЛАНОВАЯ проверка НКО органами юстиции не имеет отношения ни к уголовно-процессуальному закону, ни к оперативно-розыскной деятельности. Органы юстиции в ходе проверки НКО или после ее проведения могли лишь передать соответствующие документы, содержащие признаки «незаконной деятельности общественных объединений, ставящих своей целью насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации» в ФСБ РФ для принятия решений в порядке предусмотренном уголовно-процессуальным законом.

Таким образом получается, что либо ФСБ РФ при отсутствии оснований предусмотренных законами прямо вмешивается в деятельность общественных объединений, либо управление Минюста в нарушение законодательства участвует в проведении оперативно-розыскных мероприятий и проверке в рамках уголовно-процессуального закона.
 
И то и другое означает, что «шпиономания» - история с продолжением, а принципа презумпции добросовестности деятельности НКО, это лишь красивое выражение на бумаге и более ничего. Иными словами, все некоммерческие организации, включенные в этот план совместных проверок минюста и ФСБ как минимум подозреваются этими органами в том, что ставят перед собой цель «насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации».

Все предсказуемо: объектом внимания спецслужбы стали общественные объединения, созданные по национальному и этническому признаку: землячество этнических бурят, национально-культурная автономия татар, армянский и азербайджанские культурные центры, центр немецкой культуры, еврейский центр, автономия поляк, ассоциация корейцев. Таких национальных организаций всего 13 из списка, состоящего из 15 пунктов. А вот в проверках местных православных религиозных организаций ФСБ не участвует, равно как и в проверке отделения физкультурно- спортивного общества «Динамо», центра поддержки предпринимателей т.д. Интересно было бы узнать, какими критериями руководствовались представители минюста, когда решали вопрос, кого проверять с ФСБ, а кого нет. Если в основу деления положен национальный признак, может стоит сами эти государственные органы проверить на соблюдение антиэкстремистского законодательства?
© ОИА,
2007-2015, 18+

О сайте Адвокаты. Юристы Письмо к нам Размещение рекламы Карта сайта

При полном или частичном использовании материалов ссылка на ОИА обязательна.
При использовании в интернете необходима гиперссылка на www.openinform.ru.
Использование изображений, помеченных © ОИА, без ссылки на ОИА запрещается.