Преследования

Олег Кашин потребовал вызвать в суд по иску Якеменко Владислава Суркова
Журналисты Олег Кашин и Александр Морозов в Хамовническом суде Москвы. © Фото ОИА Журналисты Олег Кашин и Александр Морозов в Хамовническом суде Москвы. © Фото ОИА
Хамовнический же суд заинтересовало, почему в ходатайстве не указан домашний адрес замглавы администрации президента. Сегодня в 17.00 в Хамовническом районном суде Москвы состоялось предварительное слушание по иску руководителя Федерального агентства по делам молодежи Василия Якеменко к журналистам Олегу Кашину, Александру Морозову и газете «Новые известия».

В суде журналист «Коммерсанта» Олег Кашин заявил ходатайство о вызове на допрос в качестве свидетеля первого заместителя руководителя администрации президента России Владислава Суркова, передает из зала суда корреспондент Открытого информагентства.

- Оспариваемые Якеменко суждения касаются не только лично истца, но, в первую очередь, так называемых «кремлевских молодежек» (движения «Наши», «Молодой Гвардии» «Единой России» и прочих, - отметил в ходатайстве Олег Кашин. - Выяснить обоснованность этих суждений невозможно без понимания характера деятельности этих организаций.
Если верить сообщениям ряда СМИ, занимаясь в администрации президента России вопросами внутренней политики, Владислав Сурков вместе с Василием Якеменко принимал участие в создании молодежных движений «Идущие вместе» и «Наши», а также «курирует» деятельность проправительственных молодежных движений. Также Владислав Сурков неоднократно публично выражал поддержку движению «Наши».

- Версия о возможной причастности членов «кремлевских молодежек» к нападению на меня возникла в связи со сформировавшейся устойчивой репутацией этих движений, так как СМИ регулярно сообщали об агрессивных действиях их участников, - заявил в ходатайстве Олег Кашин. - Не могу утверждать, что все эти сообщения правдивы, однако информационный фон, сложившийся вокруг указанных молодежных организаций, без сомнения способствует появлению подобных версий. Полагаю, что нападение на меня является акцией «прямого действия», очевидно нарушающей закон. В этой связи, учитывая слова Владислава Суркова «о передовом боевом отряде нашей политической системы», обращенные к активистам движения, созданного Василием Якеменко, считаю необходимым допросить его в судебном заседании. Чтобы выяснить, чем именно были вызваны его слова, и какими сведениями об акциях прямого действия, проведенных членами движения «Наши», он располагает.

Сегодня и.о. заместителя председателя Хамовнического районного суда Москвы Игорь Кананович отказал в удовлетворении ходатайства журналиста о вызове в суд Владислава Суркова. Обоснование отказа - Кашин не указал в ходатайстве домашний адрес замглавы администрации президента России. Также судью, по его словам, не убедила в целом необходимость допроса Суркова в суде по иску Якеменко к журналистам. В итоге Игорь Кананович назначил рассмотрение иска по существу на 20 июня 2011 года. Между тем, представители истца поддержали ходатайство Олега Кашина об истребовании материалов следствия по делу об избиении журналиста. Суд же удовлетворил это ходатайство частично, отказав в истребовании протоколов допроса самого Кашина.

Напомним, Василий Якеменко требует 1,5 миллиона рублей (по 500 тысяч с каждого ответчика) за слова Кашина в переписке в Живом журнале с Александром Морозовым о том, что он не сомневается в «якеменковской версии» совершенного на него нападения, процитированные «Новыми известиями». Интересы Олега Кашина и Александра Морозова в суде представляет Межрегиональная правозащитная Ассоциация «АГОРА».

В поданном на прошлом судебном заседании возражении Олег Кашин попросил Хамовнический районный суд Москвы отказать в удовлетворении иска Якеменко.

Во-первых, он указал на то, что Верховный суд России и Европейский суд по правам человека проводят четкие различия между фактическими утверждениями и выражением мнения, фактами и оценочными суждениями. Так, Европейский суд отмечает, что “существование фактов можно доказать, в то время как правдивость оценочных суждений не подлежит доказыванию”. А постановлением Пленума Верховного суда зафиксировано: “Судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты...”. Олег Кашин подчеркивает, что его высказывание в адрес Якеменко - выражение субъективного оценочного мнения по поводу расследования преступления, потерпевшим от которого он сам и является. Журналист обращает внимание, что глава Росмолодежи требует опровержения, однако оно будет принуждением Кашина к отказу от своего мнения и убеждения, что прямо и непосредственно запрещено Конституцией.

Во-вторых, Олег Кашин напоминает, что высказал свое мнение по вопросу, представляющему значительный общественный интерес. Европейский суд неоднократно подчеркивал, что “возможность ограничения политических высказываний или дебатов по вопросам, представляющим общественный интерес, невелика”. Также Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, которую ратифицировала Россия, защищает не только содержание высказывания, но и его форму. Блог является особой формой общения и выражения своего мнения, а комментарий к посту в блоге предполагает лаконичность без подробного обоснования позиции, сложной аргументации и ссылок на источники.

В-третьих, Олег Кашин обращает внимание на то, что Василий Якеменко является государственным служащим высокого ранга, который обязан быть наиболее терпимым к критике. Всего несколько месяцев назад Европейский суд по делу “Новая газета в Воронеже” против России” установил: “Гражданские служащие, действующие в своем официальном качестве, подобно политикам, хотя и в несколько другой степени, представляют собой категорию лиц, в отношении которых рамки приемлемой критики шире, чем в отношении рядового гражданина”.

И, в-четвертых, как отмечает в возражении на иск Олег Кашин, Верховный суд России, также как и Европейский суд, неоднократно подчеркивали важность свободы слова и требования убедительного обоснования каждого случая ее ограничения. Таких обоснований всего два - “неотложная общественная потребность” и “необходимость в демократическом обществе” существенного ограничения права. В исковом заявлении, замечает Кашин в возражении, не приведено ни одного аргумента в пользу этих двух обоснований.

© ОИА,
2007-2015, 18+

О сайте Адвокаты. Юристы Письмо к нам Размещение рекламы Карта сайта

При полном или частичном использовании материалов ссылка на ОИА обязательна.
При использовании в интернете необходима гиперссылка на www.openinform.ru.
Использование изображений, помеченных © ОИА, без ссылки на ОИА запрещается.