За решеткой

В Чите суд заступился за начальника колонии, с которым «злостно» не поздоровался заключенный
©Фото ОИА ©Фото ОИА
Водворение в ШИЗО на 10 суток за отказ пожелать здравия начальнику колонии - адекватная мера наказания для осужденного, считает судья Ингодинского райсуда Читы Виталий Каминский. «Решение судьи несправедливо, так как не учитывает доводы осужденного и международные нормы права о пропорциональности наказания совершенному проступку», - считают забайкальские правозащитники.

В октябре начальник читинской лечебно-исправительной колонии № 4 (ЛИУ-4) Жалгал Бимбажапов законно применила к осужденному Мусе Камурзоеву дисциплинарное взыскание в виде перевода на 10 суток в штрафной изолятор. К такому выводу пришел судья Каменский, не удовлетворивший на днях заявление Камурзоева об отмене вынесенного наказания.

По мнению судьи, назначенное осужденному наказание применено «с учетом обстоятельств совершения нарушения, личности осужденного и его предыдущего поведения», сообщает корреспондент Открытого информагенства.

В суде представитель ЛИУ-4 пояснил: осужденный Камурзоев наказан за то, что не поприветствовал при встрече начальника учреждения, чем проявил грубое неуважение к всему персоналу колонии.

Позицию Камурзоева в суде озвучил директор Забайкальского правозащитного центра Виталий Черкасов:

- У моего доверитель не было умысла проявлять непочтение к начальнику учреждения. Так сложились обстоятельства.

Как пояснил правозащитник, Камурзоев в течение полутора лет содержался в ИК-3 общего режима. 26 октября его и осужденного Карасева – неожиданно для обоих – этапировали в ЛИУ-4. По приезде они оказались в незнакомой обстановке. Когда их вели под конвоем по коридору, навстречу попался офицер, который спросил, почему его не приветствуют? Камурзоев в ответ поздоровался, второй осужденный промолчал. Сотрудник этим удовлетворился и они разошлись. Со слов Камурзоева, он не видел приближающегося офицера. Говорит, что шел, опустив голову, в которой была только одна мысль: чем ему, здоровому человеку, грозит перевод в туберкулезную колонию?

На следующий день Камурзоева и Карасева вызвали на административную комиссию. Первого из них начальник колонии Бимбажапов «оформил» в ШИЗО, а второму взыскание выносить не стал.

В суде юрист Черкасов настаивал, чтобы в судебное заседание были вызваны оба осужденных, тем более, что свидетель Карасев готов был свидетельствовать в пользу Камурзоева. Но судья Каминский ходатайство отклонил, чем нарушил основные принципы российского правосудия о состязательности и равноправии сторон, считает правозащитник.

Отказался судья Каминский учитывать и нормы международного права, являющиеся составной частью правовой системы России. Были проигнорированы Европейские пенитенциарные правила, согласно которым «дисциплинарные процедуры рассматриваются как крайние меры», а там, где это возможно, администрация колонии должна «использовать механизмы восстановительного правосудия и медиации для урегулирования споров с заключенными». И главное, «строгость любого наказания должна быть пропорциональна нарушению».

- Осужденный Камурзоев, вовремя не заметивший начальника колонии, заслуживал, самое большее, устного замечания. Его неосмотрительность не несла угрозы для режима и безопасности колонии, - безуспешно пытался призвать судью к дифференцированной оценке проступка своего доверителя Виталий Черкасов.

В этой ситуации, по мнению правозащитника, судья Каминский осознанно отказался учитывать и позицию Европейского Суда по правам человека. Он не стал «надлежащим образом» изучать доводы и доказательства, представленные одной из сторон. И не продемонстрировал, что её «доводы выслушаны». По этой причине, считает юрист Черкасов, решение судьи не отвечает требованиям справедливого судебного разбирательства и на этом основании будет обжаловано.

Правозащитники намерены обжаловать и незаконный, по их мнению, перевод Камурзоева в тюремное туберкулезное заведение, где его здоровью угрожает реальная опасность.

По версии Забайкальского правозащитного центра, перевод осужденного Камурзоева в ЛИУ-4 и последовавшее за этим обвинение в дисциплинарном проступке имеют два обоснования. Во-первых, несколько месяцев назад бывший имам Читинской соборной мечети направил из ИК-3 жалобу в Европейский суд. Камурзоев считает несправедливым свое осуждение к трем годам лишения свободы за подброшенную ему гранату и обвинение в участии в бандформированиях. Во-вторых, за полтора года уже отбытого наказания его только однажды привлекли к дисциплинарному наказанию – объявили выговор. «У меня подошел срок для УДО. Возможно, по этой причине из меня срочно делают злостного нарушителя», - считает Муса Камурзоев.

© ОИА,
2007-2015, 18+

О сайте Адвокаты. Юристы Письмо к нам Размещение рекламы Карта сайта

При полном или частичном использовании материалов ссылка на ОИА обязательна.
При использовании в интернете необходима гиперссылка на www.openinform.ru.
Использование изображений, помеченных © ОИА, без ссылки на ОИА запрещается.