За решеткой

«Копейское дело»: ГУФСИН помогал подозреваемым в гибели осужденных
© Фото ОИА © Фото ОИА
Подсудимый: Не хочу быть козлом отпущения, пострадать должны все, в первую очередь, начальство.

ГУФСИН России по Челябинской области выделял наличные деньги семьям арестованных сотрудников копейской колонии. Об этом в разъяснительных беседах с семьями подсудимых сегодня в Челябинском областном суде рассказал бывший заместитель начальника по воспитательной и кадровой работе колонии №1 Копейска Сергей Пережогин.

На вопрос юриста Игоря Шолохова, который по инициативе Межрегиональной правозащитной Ассоциации «АГОРА» представляет интересы четверых потерпевших, о том, входило ли в обязанности Пережогина планирование и проведение занятий для сотрудников колонии по правилам использования спецсредств, Пережогин ответил утвердительно. Экс-замначальника по воспитательной и кадровой работе колонии сообщил, что такие занятия проводились согласно плану и по ним сдавались зачеты. На вопрос, вносилась ли информация о таких занятиях в личные дела сотрудников, Пережогин пояснил, что данные не заносились, а отражались только в специальном журнале, передает корреспондент Открытого информагентства

Тогда юрист Игорь Шолохов задал вопрос, проводилась ли проверка на пригодность сотрудников к действиям в условиях, связанных с применением физической силы и спецсредств, на что свидетель стороны защиты сказал, что не понял вопроса. При этом на следующие вопросы представителя потерпевших Пережогин ответил утвердительно: «Знает ли свидетель Федеральный Закон «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы»; статью 28 из него «Общие требования к применению физической силы, специальных средств и оружия», в которой закреплено: «Сотрудники уголовно-исполнительной системы обязаны проходить специальную подготовку и периодическую проверку на пригодность к действиям в условиях, связанных с применением физической силы, специальных средств и оружия, а также на умение оказывать доврачебную помощь пострадавшим»?». После повтора вопроса о том, проводилась ли закрепленная в данной статье федерального закона периодическая проверка свидетель сказал, что затрудняется ответить, но признал, что такая работа входила в его обязанности. «Таким образом, стрессоустойчивость сотрудников во время подобных мероприятий, где они могли бы применить физическую силу, нигде не учитывалась», - отмечает юрист Игорь Шолохов.

Давая свидетельские показания в суде, Сергей Пережогин сообщил, что 31 июля 2008 года на встречу с ним приезжал один из подсудимых Кондратюк. По словам Пережогина, Кондратюк был в состоянии алкогольного опьянения, предъявлял претензии, что никто ничего не сделал, чтобы вытащить его из СИЗО, что он не хочет быть «козлом отпущения» и пострадать должны все, в первую очередь, начальство. Кондратюк также предъявлял претензии Пережогину, что тот ездил к нему домой, когда подозреваемый находился под стражей. Тут в суде выяснилось, что Сергей Пережогин приезжал ко всем семьям арестованных сотрудников, проводил с ними «разъяснительные беседы и оказывал материальную помощь».

Один из адвокатов подсудимых протестовал против вопроса юриста Игоря Шолохова о том, в чем именно заключалась материальная помощь. Судья протест отклонил и попросил свидетеля защиты ответить на заданный вопрос. Оказалось, что Сергей Пережогин получил в воспитательном отделе ГУФСИН России по Челябинской области примерно по 9 тысяч рублей на семью каждого арестованного сотрудника и без расписки вручал деньги их родным. На уточняющие вопросы, как получали деньги, расписывались ли за их получение, свидетель Пережогин заявил, что не помнит, «вроде где-то расписывался, но родственникам отдавал просто на руки».

- Таким образом, ГУФСИН России по Челябинской области как орган федеральной власти, видимо, выражало одобрение и поддержку сотрудникам, которые подозревались в совершении особо тяжких преступлений. Откуда вдруг в ведомстве взялись лишние и, самое главное, неучтенные деньги, пока остается загадкой. Не исключено, что речь идет о так называемом «общаке», который характерен для криминального мира, - отмечает представитель потерпевших Игорь Шолохов.

Кроме Пережогина сегодня в суде были также допрошены еще трое действующих и бывших работников копейской колонии, которые рассказали о существовавших порядках, в частности, что сотрудники, включая начальника, могли заносить телефоны на территорию колонии и что по нигде не зафиксированным правилам заместители и начальники отделов колонии каждую субботу работали до 12 часов. Следующее судебное заседание по делу о гибели осужденных состоится в Челябинском областном суде завтра.

31 мая 2008 года в помещении транзитно-пересылочного пункта, по версии следствия, заместители начальника колонии Евгений Городов и Раис Мухаметов, начальники отделов Денис Симаков и Александр Зырянов, оперуполномоченный Пахрула Антуев и еще 9 сотрудников колонии избили 12 осужденных, прибывших для отбывания наказания. В результате мужчины получили телесные повреждения различной степени тяжести, от которых четверо из них - 24-летний Сергей Поляев, 37-летний Анатолий Айваседа, 20-летний Вячеслав Сахабаев и 26-летний Евгений Мамуков – скончались.

По данным следствия, глава ГУФСИН России по Челябинской области Владимир Жидков, узнав о произошедшем в колонии, вместе с начальниками управления безопасности и оперативного управления ведомства Евгением Афанасьевым и Андреем Шилиным, а также с начальником ИК-1 Вадимом Валеевым попытался скрыть преступление.

© ОИА,
2007-2015, 18+

О сайте Адвокаты. Юристы Письмо к нам Размещение рекламы Карта сайта

При полном или частичном использовании материалов ссылка на ОИА обязательна.
При использовании в интернете необходима гиперссылка на www.openinform.ru.
Использование изображений, помеченных © ОИА, без ссылки на ОИА запрещается.