За решеткой

В Челябинске экс-глава ГУФСИН не признал вину в укрывательстве убийств осужденных
Родные одного из убитых осужденных ожидают начала судебного заседания. © Фото ОИА

Родные одного из убитых осужденных ожидают начала судебного заседания. © Фото ОИА

Его примеру последовали 10 бывших подчиненных, еще семеро признали вину частично. 18 подсудимых по резонансному делу об убийстве четырех и избиении еще восьмерых осужденных копейской колонии №1 остались крайне недовольны вышедшими вчера сюжетами на телевидении и материалами в интернет-СМИ о начале судебного процесса.
Один из убитых осужденных. Фото ОИА предоставил юрист Игорь Шолохов
Один из убитых осужденных. Фото ОИА предоставил юрист Игорь Шолохов
Один из убитых осужденных. Фото ОИА предоставил юрист Игорь Шолохов

Об этом сегодня в Челябинском областном суде заявил адвокат подсудимого замначальника колонии Евгения Городова Максим Решетин. Ссылаясь, в частности, на информацию в прессе от представителя матери одного из убитых, юриста Игоря Шолохова, Решетин заявил ходатайство о том, чтобы дальнейшее рассмотрение дела проходило в закрытом режиме. Он ссылался на вопросы безопасности, на тот факт, что подсудимые являются действующими сотрудниками ГУФСИН, которые в том числе осуществляют оперативно-розыскную деятельность, работают в режимном учреждении. Адвокат подчеркнул, что сведения, которые будут изучены во время судебного заседания, могут содержать секретную информацию, вопросы государственной тайны. Такую позицию поддержали 19 адвокатов остальных 17 подсудимых, сообщает корреспондент Открытого информагентства

Государственные обвинители попросили десятиминутный перерыв, после которого возразили против ходатайства о проведении суда в закрытом режиме, поскольку оно не основано на законе, никаких секретных материалов в рамках дела, которые составляли бы государственную тайну, не исследуется, в списке доказательств они не присутствуют. Прокуроры подчеркнули, что если бы в деле были сведения, относящиеся к государственной тайне, еще на этапе предварительного следствия дело бы было засекречено.

Представляющий по инициативе Межрегиональной правозащитной Ассоциации «АГОРА» интересы матери одного из убитых осужденных, юрист Игорь Шолохов в суде заявил: «Уголовно-процессуальный закон содержит исчерпывающий перечень обстоятельств, при которых судебное разбирательство может вестись в закрытом режиме. В частности, в делах, где затрагиваются вопросы гостайны, интересы несовершеннолетних, покушения на половую свободу. Ни одного из обстоятельств из такого закрытого перечня в нашем случае нет. Евгений Городов, а также некоторые другие подсудимые в силу своих должностных полномочий, действительно, вели оперативно-розыскную деятельность. Но это не была, например, работа под прикрытием, в преступные группировки они внедрены не были. Поэтому никакой секретности и гостайны быть не может. Абсолютно понятно желание подсудимых и их защитников максимально засекретить этот процесс, чтобы ничто не стало достоянием общественности, а лучше всего для них вообще разойтись по домам и забыть об этом деле. Но замолчать процесс уже не получится».

По итогам судебного заседания Игорь Шолохов отметил: «Основными принципами судопроизводства являются гласность и открытость. Желание стороны защиты засекретиться и уйти в закрытый режим нарушает как раз эти основополагающие принципы».

Выслушав позицию государственного обвинения и представителя потерпевшей стороны, судья Игорь Зубенко не стал брать паузу и отказал в удовлетворении ходатайства адвоката Максима Решетина. Весь процесс будет проходить в открытом для СМИ и общественности режиме.

После этого решения гособвинитель огласил обвинительное заключение в сокращенном варианте, сделав выжимку из 21638 страниц. В зачитанном документе были указаны деяния всех подсудимых, содержащие, по версии следствия, признаки преступлений - убийств и избиений осужденных, а также сокрытия этих фактов с помощью инсценировки мнимого нападения осужденных на сотрудников колонии.

Затем настал черед всех подсудимых выразить свое отношение к выдвинутым против них обвинениям. Экс-глава ГУФСИН РФ по Челябинской области, генерал-лейтенант внутренней службы Владимир Жидков не признал себя виновным в укрывательстве особо тяжкого преступления, злоупотреблении должностными полномочиями, служебном подлоге, заведомо ложном доносе, соединенном с искусственным созданием доказательств обвинения (ст. 316, ч. 3 ст. 285, ч. 2 ст. 292 ч. 3 ст. 306 УК РФ). Обвиняющиеся в тех же преступлениях начальники управления безопасности и оперативного управления ведомства Евгений Афанасьев и Андрей Шилин, а также начальник копейской колонии Вадим Валеев последовали его примеру и не признали своей вины. Также поступили заместители начальника колонии Евгений Городов и Раис Мухаметов, освобожденный под залог в 1 миллион рублей оперуполномоченный Пахрула Антуев и еще четверо сотрудников колонии. Остальные подсудимые, включая начальников отделов Дениса Симакова и Александра Зырянова, признали свою вину частично. Зырянов сначала заявил, что не признает своей вины, но с подсказки адвоката добавил - «признаю частично». В основном те, кто признал вину частично, на сегодняшний день отказались давать пояснения на этот счет. Возможно, объяснят свою позицию при допросе.

Также сегодня в суде был определен порядок судебного следствия. Сначала будут допрошены потерпевшие и свидетели, после чего будут исследованы доказательства. Затем последует допрос подсудимых.

Следующее судебное заседание состоится в Челябинском областном суде 30 августа 2010 года. Начало в 10.00 по местному времени (8.00 мск).

Следствие установило, что 31 мая 2008 года в помещении транзитно-пересылочного пункта заместители начальника колонии Евгений Городов и Раис Мухаметов, начальники отделов Денис Симаков и Александр Зырянов, оперуполномоченный Пахрула Антуев и еще 9 сотрудников колонии избили 12 осужденных, прибывших для отбывания наказания. В результате осужденные получили телесные повреждения различной степени тяжести, от которых четверо из них - 24-летний Сергей Поляев, 37-летний Анатолий Айваседа, 20-летний Вячеслав Сахабаев и 26-летний Евгений Мамуков - скончались.

По данным следствия, Владимир Жидков, узнав о произошедшем в колонии, вместе с начальниками управления безопасности и оперативного управления ведомства Евгением Афанасьевым и Андреем Шилиным, а также с начальником ИК-1 Вадимом Валеевым попытался скрыть преступление. Как сообщает следственный отдел СКП России по Уральскому федеральному округу, который расследовал убийство осужденных, дело было представлено так, будто осужденные сами напали на работников исправительного учреждения. Для инсценировки сотрудники колонии причинили друг другу телесные повреждения и повредили служебную форму. Затем, по данным следствия, фиктивные сведения о подавлении бунта в колонии поступили руководству ФСИН России.

В обвинительном заключении содержатся показания Андрея Шилина, который говорит о том, что если бы глава ГУФСИН Жидков не одобрил предложение начальника колонии Валеева «делать нападение», то ни Валеев, ни Шилин не стали бы инсценировать бунт в учреждении. После одобрения начальника Валеев поставил всем задачу причинить самим себе телесные повреждения: «Чтобы у вас были побои». При этом Шилин, как следует из его показаний, данных на следствии, добавил: «Если вы не ходите сидеть в тюрьме, то нужно это выполнять». После выполнения задачи Шилин лично проверил наличие побоев и сказал: «Я не верю, что на вас было нападение со стороны осужденных».

Из показаний Александра Зырянова, данных им на следствии, стало известно, что после гибели осужденных Шилин потребовал от него сломать нос Дмитрию Голоднову: «Я отказался, тогда Кондратюк дал указание Орлову сломать нос Голоднову, что тот и сделал, два раза ударив Голоднова по переносице».

Обвиняемым в избиении осужденных вменяется совершение убийства группой лиц по предварительному сговору и с особой жестокостью четверых человек, заведомо для них находящихся в беспомощном состоянии, а также покушение на убийство, превышение должностных полномочий с применением насилия, заведомо ложный донос, соединенный с искусственным созданием доказательств обвинения, а также служебный подлог (п.п. «а, в, д, ж» ч. 2 ст. 105 и ч. 3 ст. 30, п.п. «а, в, д, ж» ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 286, ч. 3 ст. 306 и ч. 2 ст. 292 Уголовного кодекса России).

© ОИА,
2007-2015, 18+

О сайте Адвокаты. Юристы Письмо к нам Размещение рекламы Карта сайта

При полном или частичном использовании материалов ссылка на ОИА обязательна.
При использовании в интернете необходима гиперссылка на www.openinform.ru.
Использование изображений, помеченных © ОИА, без ссылки на ОИА запрещается.